?

Log in

No account? Create an account
 
 
10 January 2013 @ 03:30 am
про критику  
Кшатрийко нажралась на ночь сомы кустарно приготовленных кофеиносодержащих стимуляторов, сиречь фрапе, и испытывает острую потребность высказаться. На сей раз о самом нашем дорогом, а именно о литературном общении, критике, графомании и, естественно, теории бытовой анархии. 

[очень много]На мой взгляд, неумолимое падение литературы в литераторство началось тогда, когда философски осмысленная теория словесности - в том виде, в каком мы находим её у Аристотеля или Анандавардханы - была настолько ощутимо потеснена риторикой, что для получения признания автору произведения стали необходимы резолюции персонажей, коих исчерпывающе описал Клавдий Элиан:

"Выглядел он вот как: ходил с окладистой бородой, наголо стриг голову и носил короткий до колен гиматий. Зоил всегда злословил о людях, только и делал, что наживал себе врагов и был удивительно придирчив. Однажды кто-то из философов спросил его, почему он всех хулит. «Потому, — был ответ, — что не могу, как мне того хочется, причинить им зло»"

Правда, нужно отдать должное полулегендарному элиановскому Зоилу: он по крайней мере высказался честно, не прикрываясь лозунгами. В наше время то же самое производится непременно под флагом, будь то стилистическим, политическим или вообще расовым: мало кому хватает смелости сказать "да я всех их ненавижу".

Естественно, решительно никакого отношения к искусству риторическая критика не имеет. Дело не в том, что искусство - это какое-то священнодейство, а ритор врывается в него, как папарацци в операционную. Дело в том, что у риторики как науки, в общем-то, об убедительном выражении своих интересов, нет методик, позволяющих критиковать произведение искусства объективно. Такие методики существуют только в рамках метафизической философии, поскольку только она на нынешний день учитывает в равной степени логическую сферу мысли и иррациональный опыт человека, равно как и его очевидные и гипотетические взаимодействия с чувствами, воспоминаниями, принятием решений в условиях выбора и т.п. Я не знаю, возможна ли философская теория, способная охватить всё поле вариантов и относительно независимая от породившей её культурной среды, но, рассматривая любой текст даже сквозь призму самой чуждой ему по хронологии и географии концепции, в случае с философией мы непременно получим предметный разговор. А в случае с риторической критикой - беспредметный. 
Взять, к примеру, цитату из того же Анандавардханы:

"...Собственное наименование лишь подтверждает [факт] этого [познания], но не создаёт его, потому что в противоположной ситуации оно [во всяком случае] в таком виде — не наблюдается. Действительно, если в поэтическом произведении отсутствует описание возбудителей и прочего и только содержатся такие слова, как «страсть», ни малейшего представления о том, что в нём есть раса, у нас не будет.  А так как без собственного наименования, от одних только специфических возбудителей и прочего раса и другие [разновидности этого угадываемого] познаются, а от одного своего имени не познаются, то, следовательно, по взаимосвязи и несовместимости раса и другое привносятся силою выраженного, но никоим образом не выражаются именем".

Этот текст, ни много ни мало, написанный в ΙΧ в. н.э., я бы вытатуировала на лбах многих авторов. Правда, не уверена, что лбы достаточно высоки, чтобы поместилось. В данном случае мы имеем предметный разговор, предлагающий целую гипотезу о том, почему у нас вызывают минимум сострадания стихотворения, где аффтаром настойчиво перечисляются всяческие ангст-шмерц-зензухт, или о том, почему слово "Россия" не делает стишок патриотическим.  Ни один нормальный Зоил, конечно, так не скажет. Он будет тонуть в эпитетах, клеймить, восхвалять, вся его аргументация будет состоять исключительно из манерно поданной вкусовщины; в самых клинических случаях он будет то припадать к стопам народным и растекаться жижицей обсценной лексики, то воспарять на вершинку и изрекать что-нибудь про сакральное пространство. Как его воспринимать после этого - непонятно. Видимо, примерно так, как  воспринимают алкоголика дядю Колю, разглагольствующего на балконе. Снисходительно, брезгливо и с сожалением. 

Народ всячески переживает по поводу засилья графоманов-поэтов; при этом о засилье графоманов-критиков, к числу которых нередко относятся переживающие, речи до обидного мало. Если средняя планка писаний ещё худо-бедно качается чуть повыше нуля, то планка рецензий на писания давно сползла в минус, и никто не хочет понимать, что более благодатной среды для разведения "талантов" придумать нельзя. Когда в качестве орудия оценки избирается не интеллект, а болтовня, оцениваемый персонаж, аще он не покойник, моментально выезжает на болтовне же. Покойнику хуже. Там окажется, что

"Если бы меня спросили, о чём стихотворение “За гремучую доблесть...”, я ответил бы, что оно — о жажде внутреннего комфорта и о невозможности достичь этого комфорта. О том, что если выбирать — грядущей ли доблести провалиться или голубыми песцами любоваться,— человек всё равно выберет голубых песцов"

- и не отмашешься. Вся статья - как школьное сочинение, богато инкрустированнное эпитетами, метафорами и вумными терминами, которые глядят, как поганки, из щедрых мхов не отягощённого правками кухонного антиллихентского наречья. 
Отсюда мой простой практический вывод. Критику нужно употреблять так, как Митридат Эвпатор употреблял яды: малыми дозами, чтобы выработать устойчивость к заразе, тщательно задумываясь о губительных последствиях каждого её извода. Писать же её лучше вообще по минимуму. Разумнее, честнее и полезнее один раз сопроводить испортившего настроение аффтара нехорошим словцом и забыть. А нормальную среду для авторского роста могут предоставить только два явления. О первом я сказала в самом начале, это философия; второе - это, элементарно,общение со стоящими пишущими людьми. Только связи с ними не должны быть формальными. Чтобы действительно чему-то научиться, оппонента нужно любить; и оппонент должен любить тебя. Нет, не наливать (хотя в качестве дополнительной опции почему бы и нет?), не занимать тебе денег, не выслушивать твои личные нюни, не жениться на тебе / не спать с тобою. Любить.  


.
.
 
 
Current Music: Endraum || Appel an die Muse
 
 
 
Papandapapanda on January 10th, 2013 05:56 am (UTC)
Добрый день!
С праздником Рождества!
Вы от меня письма не получали?
Songs from the Appian wayfulgur_conditum on January 11th, 2013 06:25 am (UTC)
С праздником! Вроде не получала, щас спам проверю
Papandapapanda on January 11th, 2013 06:26 am (UTC)
Будьте так ласковы.
Papanda: Дождьpapanda on January 28th, 2013 05:43 am (UTC)
Нет в спаме моего письма?
Костяyudinkostik on January 10th, 2013 08:12 pm (UTC)
+100

у меня ровно те же мысли про музыку - имеет смысл всегда прислушиваться только к речам прилично пишущих\играющих людей, а всякая "музлитература" - это кхм...

а музлитературы этой очень много - целый жанр, можно сказать, в музыковедении...
Songs from the Appian wayfulgur_conditum on January 11th, 2013 06:26 am (UTC)
А вот скажи, со времён древнего мира появилось что-нибудь интересное на стыке философии и музыки? Я имею в виду теоретические труды.
Костяyudinkostik on February 1st, 2013 06:28 pm (UTC)
ой, Кать, прости - я почему-то думал, что ответил на этот коммент, а сейчас глянул - оказывается, только думал:))

не могу сказать, что силен в стыках философии и музыки... т.е. я реально представляю как раз древнегреческие трактаты по музыке, сугубо теоретические - потому что специально интересовался, а в более позднюю литературу не вникал...

ну, из современных более-менее - я пробовал читать Адорно... но как-то не пошло - у меня была книга его статей на музыкальные темы, я засыпал от них и понял, что не могу с этим бороться:)

конечно, у Лосева "Музыка как предмет логики" - интересная вещь... но я Лосева не люблю, и вообще диалектику... меня в этой работе прям отдельные его фразы иногда раздражают... начиная с определения "музыкального бытия"... и все это его вагнерианство, "музыкальный миф" - бездарно-графоманский...

были разные трактаты теоретические, от Алкуина начиная - но они не столько философские все же, сколько именно музыкальные...

Рамо, например - у него целый ряд трактатов... или Царлино "Установления гармонии"...

признаюсь честно, я их не читал... только о них:)
ot_avraama on January 10th, 2013 08:36 pm (UTC)
Прочел "я бы вытатуировала на лбах многих аватаров")

ом нама шивайя)

Edited at 2013-01-10 08:36 pm (UTC)
Songs from the Appian wayfulgur_conditum on January 11th, 2013 06:23 am (UTC)
хххха! так даже ещё лучше: пусть они сами, каждый день, это пишут у себя на лбу священным пеплом. Каллиграфически!

Edited at 2013-01-11 06:24 am (UTC)
uliaushukuliaushuk on January 10th, 2013 09:56 pm (UTC)
Так ведь риторика это и не наука совсем. Наука это тестирование физически ощутимой реальности и получение прогнозируемых ответов. А риторика, впрочем, как и математика, это ведь "ars". То есть искусство или, иначе, ремесло созидания непротиворечивых композиций средствами языка. Такое ремесло называется называется научной дисциплиной. А "дисциплина", в свою очередь, это такой тонкий кожаный ремешок, которым стремящиеся умертвить тело наносили себе чувствительные, но не до крови удары.

Прочитал вчера, что такое "кшатрий". В википедии.
Songs from the Appian wayfulgur_conditum on January 11th, 2013 06:20 am (UTC)
Только потом они стали ближнему эти удары наносить, и вся аскеза покатилась под откос.
Ну да, "наука" в данном случае понимается именно как ars, что, с одной стороны, как бы мне и не свойственно, а с другой - иначе не выходит.
uliaushukuliaushuk on January 11th, 2013 09:19 pm (UTC)
Еще раз перечитал описание внешнего вида Зоила: "Выглядел он вот как: ходил с окладистой бородой, наголо стриг голову и носил короткий до колен гиматий". Это фрейдизм какой-то просто. Бородатый, бритоголовый, с волосатыми ногами (иначе, зачем ему короткий гиматий?). В таком виде только хулить и остается. Причем всех.

Интересно, если так выглядел критик, то как должна была выглядеть критикесса?

Edited at 2013-01-11 09:21 pm (UTC)
Георгий Дралкинdralkin on January 11th, 2013 01:54 pm (UTC)
Захватывающе у Вас получается! Как на коне проскакал. Не понял только про "теорию бытовой анархии".
Георгий Дралкинdralkin on January 11th, 2013 02:59 pm (UTC)
Вспомнил книжку замечательную середины прошлого века. У Фрегимуса ссылку подглядел было. Григорий Гуковский "Изучение литературного произведения в школе". И подзаголовок "Методологические очерки о методике". О литературном общении как раз. Очень мне понравилась.